Краткое введение

в экономику

потребительской

кооперации

Рынок

Рынок, рыночная экономика – далеко не лучшая модель хозяйствования, существовавшая в истории человечества или возможная для внедрения в обществе. Но гораздо лучше – рынок, чем его уродливая и убийственная для экономики и общества профанация.

Можно сказать, что рынок был всегда. Городской рынок (базар, ярмарка) в средневековье – практически то же, что и в наше время. Это место торга продавцов и покупателей, место совершения купли-продажи или натурального обмена. Место, где собираются продавцы-люди (со своими товарами) и покупатели-люди (со своими потребностями, обеспеченными деньгами), независимые друг от друга и равноправные с точки зрения их возможности влиять на результат торга. Там, на рынке, в условиях такого равноправия между продавцами и покупателями, торгуются товары и совершаются добровольные сделки обмена по справедливым для данного места и времени ценам, возникающим в результате торга.

Рынок в условиях традиционного натурального хозяйства до капитализма играл малую, как бы вспомогательную роль в процессе оборота (производства и потребления) частных благ. Большая часть благ распределялась нерыночными способами: основная масса населения занималась сельским хозяйством и состояла в общинах, в которых на основе совместного использования некой части средств производства, природных ресурсов и коллективных работ создавалось и потреблялось почти всё, что нужно было для жизни общины, и частью отдавалось стоящей над ней феодальной иерархии. Но всё изменил пришедший на смену традиционному обществу капитализм, перераспределивший ресурсы и средства производства и сосредоточивший их в руках частных собственников, освоивших массовое товарное производство, – капиталистов.

наверх

Воспроизводство и рынок

Что же представляет собой экономический оборот в современном капиталистическом обществе? Его описывает категория «воспроизводство», которая, в свою очередь, в любом учебнике по экономике раскрывается коротким рядом понятий: «производство – распределение – обмен – потребление» (т.н. «воспроизводственный цикл»). Заметим, что приведенный ряд расставляет понятия в такой последовательности, в какой преимущественно происходят процессы, обозначаемые этими понятиями, в современной индустриальной экономике, включая её стремительно развивающийся неоиндустриальный уклад. В России же такой порядок насаждается реформаторами-либералами как единственно возможный.

Мы помним, что рынок – это место торга, в котором участвуют продавец и покупатель, совершающие добровольный обмен, и при этом устанавливаются справедливые цены на товары. Таким образом, рынок базируется на обмене, а критерием существования рынка является наличие свободной конкуренции, предполагающей множественность независимых равноправных продавцов и покупателей. Посмотрим на обмен в современной капиталистической экономической системе с точки зрения конечного потребителя – человека, или домохозяйства.

Несколько упростив и обобщив ситуацию, но сохранив суть, имеем такую схему – схему взаимодействия крайне неравноправных контрагентов:

Эта схема, изображающая взаимодействие крупного продавца с мелкими разобщенными покупателями, иллюстрирует и «рынок» товаров и услуг – продуктов для конечного массового потребителя, и т.н. «рынок труда» для трудоспособных представителей нашего атомизированного общества. Такой «рынок» экономисты лукаво называют «монопольным рынком». Значимая для уровня потребления конкуренция существует здесь только между потребителями. Однако, никто ведь не берётся серьёзно говорить о полноценном рыночном характере экономики социализма, где обмен государства с массовым покупателем иллюстрируется такой же схемой! Поэтому, с нашей точки зрения на современную капиталистическую экономику, сегодня мы имеем не рынок, а именно профанацию рынка. О какой вообще справедливости здесь можно вести речь, если при условии неограниченного стремления сильной стороны обмена (капиталиста) к получению прибыли прямой функцией такого «рынка» неизбежно является эксплуатация слабой стороны этого обмена (потребителя)?!

Теперь немного изменим последовательность воспроизводственного цикла, переставив местами распределение и обмен, и рассмотрим результат такой перестановки.

Заметим, что организационной формой, консолидирующей потребителей и способной осуществлять среди них процесс (нерыночного!) распределения благ, является потребительская кооперация. На рынке труда схожие функции должны выполнять профсоюзы, но далее мы сосредоточимся на товарном рынке. В результате мы получаем уже совсем иную обобщенную схему – схему взаимодействия равновесных контрагентов:

Продавец (завод, сельскохозяйственная ферма) продает, а равный ему покупатель (потребительский кооператив) покупает продукты производства для своих пайщиков. Итак, мы восстановили (пока только в теории) настоящий рынок с участием равноправных (потому что равновесных) продавцов и покупателей, которые способны совершать именно добровольный обмен. Прямым следствием такого восстановления становятся реальные возможности более справедливого ценообразования и исключения эксплуатации потребителя. Но это еще не всё!

Коммерческое и некоммерческое распределение

Продавец – это капиталист, в пределе заботящийся лишь о своей прибыли и уплачивающий налоги государству. Таким образом, распределение в сфере бизнеса, предшествующее обмену с конечным потребителем, формирует все издержки обращения в коммерческой среде, где целая цепь посредников автоматически прибавляет к ним немалые суммы добавленной стоимости (пресловутая «рентабельность») и большие затраты на рекламу, а государство автоматически облагает эти суммы прямыми и косвенными налогами, и всё это в итоге оплачивает из своего кармана конечный потребитель.

Перенеся распределение в некоммерческую сферу потребительской кооперации, мы резко сокращаем издержки, исключая из них прибыль посредников, стоимость ненужной рекламы и лишние налоги. Да и сами эти изрядно похудевшие издержки при грамотной логистике в потребительской кооперации не будут иметь денежного выражения – всё могут делать своими руками добровольно участвующие в хозяйственной деятельности потребительского кооператива его пайщики!

Из последнего также следует, что полученный нами модернизированный цикл воспроизводства в целом будет нуждаться в заметно меньшем количестве оборотных денежных средств, вследствие чего мы существенно умерим аппетиты ныне паразитирующего на экономике т.н. кредитно-финансового сектора. В перспективе же развитая потребительская кооперация в стране может совместно с производственниками создавать расчетно-бартерные центры, еще более избавляющие экономику и общество от банковско-ростовщической зависимости.

А правительству и законодателям выросшее сообщество консолидированных потребителей пошлет таким образом недвусмысленный сигнал о необходимости взвешенной социально ориентированной налоговой политики и справедливого реформирования налогообложения.

Это ли не реальные шаги по оздоровлению нашей экономики, доступные нам всем?

Трехсекторная экономика

Современная экономика развитых стран включает в себя три сектора: государственный, частнокапиталистический и социальный (потребительский). И это позволяет ей гармонично и сбалансированно развиваться. Ключевая проблема наспех реформированной экономики в России заключается в том, что у неё не существует третьего сектора как такового, как института, сформированного российским гражданским обществом для решения своих социально-экономических проблем. И это напрямую связано с двумя негативными обстоятельствами.

С одной стороны, как известно, «свято место пусто не бывает», и мы видим расцвет массы щедро финансируемых Западом фиктивных некоммерческих организаций (НКО), направленных против интересов российского государства и общества. Никакой действенной конкуренции этим фиктивным НКО со стороны настоящих НКО, организованных нашим гражданским обществом и действительно решающим его проблемы, пока не видно прежде всего по причине бедности и пассивности самого общества, малочисленности его среднего класса.

С другой стороны, авангард третьего сектора – потребительская кооперация, которая могла бы заняться именно преодолением бедности, а следовательно, и активизацией нашего гражданского общества, – существует также в фиктивном состоянии старых, унаследованных от социализма уцелевших остатков советской потребкооперации, ничего общего с гражданской инициативой и гражданской социально-экономической самодеятельностью не имеющей.

До сих пор цивилизованные формы этого сектора экономики остаются у нас «сокрытыми под спудом» – неизвестными, непознанными, неразвитыми и до конца не востребованными российским гражданским обществом. Между тем, в их существовании объективно заинтересованы как общество, так и его здоровые организованные силы – государство и национальный промышленный капитал. И прежде всего потому, что отсутствие оформленного и действенного социально-экономического сектора является прямой причиной наличия двух негативных факторов нашей современной реальности: катастрофическим уровнем коррупции государственного аппарата; и также катастрофическим объемом теневого сектора современной российской экономики.

Особое внимание государству и обществу стоит обратить еще на два негативных фактора, взаимосвязанных с уже названными. Первый: деструктивное воздействие на экономику существующей отдельно от государства банковской системы с её системной функцией ростовщичества – как узаконенной по существу коррупционной функцией управляемой извне монополии. Здесь особенно издевательски выглядит сфера так называемого «потребительского» кредитования, являющаяся глубоко антинародной, угнетающей чудовищным лихоимством и так еле живой потребительский сектор и отвлекающей его от конструктивных задач кооперирования ради справедливых цен и роста уровня потребления. И второй: чрезмерное развитие коммерческих распределительных сетей, которые, в отличие от национального промышленного капитала, не заинтересованы в реинвестициях своих спекулятивных доходов в российскую экономику – как обратная сторона теневого сектора. Именно доходы от посреднических операций в первую очередь уходят за границу, обескровливая нашу экономику.

Со всеми этими критическими для самого суверенитета России угрозами государство без инициативных сил гражданского общества справиться не в состоянии. Верным решением должно стать государственное стимулирование развития новейшей потребительской кооперации и формирование её нового национального объединения (отличного от системы дискредитированного Центросоюза) как авторитетной и весомой силы гражданского общества, прямо заинтересованной во всестороннем взаимодействии с государством и национальным промышленным капиталом в последовательном уничтожении этих угроз.

Но ждать от государства специальных мер стимулирования не остаётся времени. Уже существующих преференций для развития потребительской кооперации вполне достаточно. В дефиците – лишь гражданская инициатива. Однако, не пора ли действовать?

Не пора ли перестать быть разобщенным обществом расчеловечиваемых человеков?!

Не плати налоги и спи спокойно

Государственная функция налогообложения имеет в себе, как минимум, две неразрывно взаимосвязанные функции: фискальную и регулирующую. При такой гипертрофированной коммерциализации и монополизации сферы распределения, которая сложилась у нас в экономике при отсутствии институциализированного потребительского сектора, регулирующая функция налогообложения автоматически и неизбежно направлена на сдерживание, угнетение потребления, без которого невозможно простое воспроизводство (т.е. выживание).

Для выживания, а тем более для развития нашего общества и роста его экономики чрезвычайно важным становится легальное освобождение сферы потребления и социализированного распределения от такого несправедливого и крайне опасного «паразитного» налогообложения и возвращение налогооблагаемой базы целиком в коммерческую сферу – сектор капиталистического производства товаров и услуг.

К счастью, консолидированному в некоммерческие потребительские кооперативы российскому потребителю действующее налоговое законодательство это позволяет осуществить (НК РФ: п.3/3,4 ст.39; п.2/1 ст.146; п.1/3 и п.2/1 ст.251). И это находится в полном соответствии с вековой зарубежной практикой предоставления потребительским обществам, коммунам, общинам и землячествам статуса «tax-exempt» – организаций, освобожденных от уплаты налогов.

При этом близорукое мнение о том, что вследствие сокращения коммерческой сферы распределения (значит, и его базы налогообложения) государственный бюджет может не досчитаться налоговых поступлений, является полностью несостоятельным.

Совсем наоборот! Все не поступившие в спекулятивную сферу коммерческого распределения денежные средства потребителей будут ими направлены в производственную сферу для приобретения большего количества производимых благ, стимулируя рост производства и таким образом увеличивая его налогооблагаемую базу в большем размере, чем была сокращена база налогообложения коммерческого распределения.

Мы получим рост реальных доходов населения, который приведет к росту реального производства, а значит – к росту экономики, к дальнейшему росту занятости и благосостояния всего общества. К тому же у государства появится смысл и стимул справедливого реформирования налогообложения, переносящего основную тяжесть бюджетной нагрузки на природную ренту и еще белее увеличивающего наполняемость российского бюджета.

Новейшая некоммерческая потребительская кооперация

Россия достигла значительных результатов в закреплении политических прав и свобод человека, в то же время остаются незащищенными и уязвимыми многие социально-экономические права граждан. Население нашей потенциально богатейшей в мире страны имеет безусловное право на получение и потребление необходимого физиологически обусловленного количества жизненно важных ресурсов и на защиту своего имущества. Граждане нашего многострадального отечества имеют право на защиту от эксплуатации со стороны монополий финансовых и торговых, ресурсных и коммунальных посредников, на справедливое рыночное ценообразование, на ликвидацию дискриминационного характера системы налогообложения и античеловеческой банковской ростовщической системы.

Современным эффективным инструментом социальной защищенности человека в условиях рыночной экономики является некоммерческая потребительская кооперация. Социализируя сферу распределения товаров и услуг для конечного потребления, она обеспечивает справедливое равноправное участие консолидированного потребителя в товарно-денежной экономике, исключает возможность насильственного отчуждения собственности, предоставляет инструменты и способы участия потребителей в общественном демократическом контроле за уровнем и качеством жизни, а также возможности самодеятельной дифференцированной и адресной социальной помощи различным категориям населения.

Потребительский кооператив по сути расширяет экономические отношения и преимущества домохозяйства (семьи) до границ демократически самоуправляемого сообщества совладельцев паевой собственности. При этом к данным коллективно выстраиваемым внутренним отношениям, как и к хозяйственным отношениям внутри семьи, не применяются правила Гражданского Кодекса РФ, как к отношениям, не относящимся к предмету гражданского законодательства (п.6 ст.50 ГК РФ). Правила устанавливают сами пайщики (или в интересах пайщиков – инвесторы-организаторы кооператива) в рамках законодательства о кооперации, ориентируясь на отечественный и мировой опыт.

Распределение благ, имущественный оборот между пайщиком и кооперативом или между пайщиками происходит внутри кооператива, внутри закрытой системы отношений. В этом внутрихозяйственном обороте нет продавцов и покупателей, вместо этого существуют инвесторы и получатели инвестиций. Выстраивается экономика согласованных интересов и взаимного инвестирования. Внутрикооперативная система централизованного распределения формирует единый заказ, который затем по поручению пайщиков кооператив адресует непосредственно производителю или выполняет сам, приобретая товары на оптовых рынках по оптовым ценам. Повышается покупательная способность членов кооператива, растут их реальные доходы, их реальная заработная плата. Происходит одновременное снижение цен и повышение качества потребления. Рост качества потребления приводит к росту качества жизни.

Таким образом, новейшая потребительская кооперация есть не что иное, как социальная экономика расширенного домохозяйства ради расширенного общественного воспроизводства.

Микроэкономика потребительского хозяйства
для предпринимателя

Потребительский кооператив как организационно-правовая форма хозяйствования обеспечивает беспрецедентные выгоды не только сообществу своих пайщиков, но и предпринимателям, предоставляя им возможность развивать новые проекты или трансформировать уже существующие в плоскость социального предпринимательства. При этом цель деятельности социального предпринимателя изменяется: вместо цели получения прибыли ставится цель получения потребительской выгоды (т.е. удешевление потребления и его количественный и качественный рост) для себя и пайщиков, а реальные доходы как предпринимателя, так и пайщиков вырастают значительно.

В потребительском кооперативе благодаря консолидации потребностей пайщиков и централизации процесса их удовлетворения достигается экономический эффект оптовых цен для конечного потребителя, значительно удешевляющий стоимость получаемых его пайщиками товаров и услуг по сравнению с внешними розничными рынками. Этот эффект заметно усиливается отсутствием налогообложения вследствие некоммерческого характера такой социально ориентированной деятельности, включая всю внутреннюю логистику кооператива, и вследствие возможности обслуживания процесса распределения товаров и услуг силами и средствами самих пайщиков, не прибегая к труду наемного персонала и также исключая связанные с этим налоговые издержки. Именно для таких задач разработан организационно-правовой механизм потребительского хозяйства.

Потребительский кооператив представляет собой членскую организацию переменного состава, коллективно владеющую кооперативной паевой собственностью также переменного состава. Каждый вступающий в кооператив обязан внести имущественный или денежный паевой взнос не ниже установленного минимального размера, верхний предел не устанавливается. Паевые взносы являются возвратными и составляют паевой фонд кооператива, являющийся для него несобственным фондом: движение его средств происходит только по поручению пайщиков; именно он используется для выполнения товарного заказа пайщиков. Для выполнения своих уставных задач кооператив вводит систему регулярных членских взносов, являющихся невозвратными, которые образуют собственные фонды кооператива и направляются на покрытие всех возникающих в процессе его деятельности расходов. Если кооператив занимается распределением услуг, для их получения пайщики также вносят невозвратные целевые взносы. Неизрасходованная часть собственных фондов кооператива образует его профицит, направляемый в соответствии с уставной целью кооператива на удовлетворение потребностей пайщиков, которые получают за счет этого излишка дополнительную потребительскую выгоду – бенефиты.

При этом вместе с принципом демократического членского равенства в кооперативе реализуется принцип справедливого экономического неравенства: потребительская выгода, получаемая каждым пайщиком, тем больше, чем больше участие пайщика в хозяйственной деятельности кооператива (т.е. чем больше его суммарный экономический вклад). К участию в хозяйственной деятельности относятся: уплата взносов; получение пайщиком товаров и услуг в кооперативе; привлечение новых пайщиков; участие в распределительных хозяйственных операциях или социальных программах кооператива в качестве добровольца; участие в управлении кооперативом в качестве должностного лица на общественных началах (без заработной платы) и пр. Таким образом, социальный предприниматель, организовавший кооператив и являющийся его пайщиком-инвестором, внёсшим несоизмеримо больший паевой взнос, чем его пайщики-потребители, и управляющий всей деятельностью кооператива во благо каждого из его пайщиков, по справедливости получает наибольшие бенефиты.

Однако потребительский кооператив работает исключительно с закрытым сообществом своих пайщиков – осуществляет только внутрихозяйственную деятельность. Никакой реализации товаров и услуг посторонним лицам он предпринять не может, иначе сразу перестанет быть некоммерческим и потеряет все свои преференции, предоставленные ему законодательством. Поэтому социальному предпринимателю в случае необходимости расширить деятельность и не ограничивать возможности своего проекта постоянным кругом своих пайщиков, а работать также на внешнем рынке (за пределами кооператива), реализуя товары и услуги неограниченному кругу лиц, необходимо действовать, например, через дочернюю кооперативу коммерческую структуру – ООО со 100%-м участием потребительского кооператива, которое также согласно законодательству имеет некоторые налоговые льготы, хотя полностью не освобождено от налогообложения.

В итоге предприниматель, перенеся вектор приложения своих организаторских способностей и усилий из коммерческой сферы в область социального предпринимательства – некоммерческую потребительскую кооперацию, которая остро нуждается в его талантах, – при правильной организации дел значительно увеличит свои реальные доходы, а также перестанет при этом кормить экономических паразитов и начнет создавать за счет значительных сэкономленных ресурсов дополнительную потребительскую выгоду себе и сообществу своих потребителей, существенно повышая конкурентоспособность своего продукта. Чем быстрее и интенсивнее предприниматели и другие активные граждане включатся в этот процесс, обеспечивающий вначале только им и их окружению рост потребления и воспроизводства, а затем и рост качества жизни всего формирующегося кооперативного сообщества российских граждан, тем быстрее мы раскрутим маховик возрождения нашей экономики.

Возьмём же на вооружение девиз социальной кооперации: «Поможем себе сами!»

наверх

Социальная кооперация

ГПК «Лига Русской Кооперации»
ОГРН 5157746142990

 

ИП Дармодехин Дмитрий Александрович
ОГРНИП 315774600444259

© 2016 ГПК «Лига Русской Кооперации»


Политика конфиденциальности

 

Агентство COOP ART

При использовании материалов сайта
активная гиперссылка на источник обязательна